8 8422 41-48-22 г.Ульяновск, ул.Спасская, д3
7 мая 2020

«Помним о подвиге». Ульяновские юристы - о тех, кто завоевал Победу (часть 2)

Юристы Ульяновского отделения АЮР продолжают рассказывать о самых близких - тех родственниках, кто воевал и знает о Великой Отечественной не понаслышке.

Под бомбёжкой

Татьяна Бикшитова - жительница Ульяновска и бабушка руководителя аппарата реготделения Ассоциации юристов России Екатерины Гришиной - рассказала о своей матери - ветеране Екатерине Константиновне Шуваловой. Родилась она в 1919 году в Лаишевке. В 1935 году переехала в Москву, там она закончила курсы медсестер на базе одного из столичных институтов.

«Когда началась война, этот институт эвакуировали, а маму послали на трудовой фронт в деревню Крюково в Подмосковье. Там она попала под бомбежку, ее ранило в руку и плечо. Мама пролежала целые сутки на земле, пока ее не подобрали наши», - вспоминает наша собеседница.

Раненую девушку довезли до московского госпиталя, затем она на перекладных добралась до родной Лаишевки. После войны Екатерина Шувалова долгое время работала в военторге.

«Самое яркое воспоминание о войне, о котором она часто упоминала - это бомбежки Москвы. Она видела останки людей на стенах зданий, очень страшно было в это время находится в метро», - говорит наша собеседница.

«Удивительный человек»

«Бабушка Вера - удивительный человек. Несмотря на свой возраст, она сохраняла бодрость и ясность ума до самых последних дней», - отмечает председатель исполкома реготделения АЮР, начальник областного ГосЮрБюро Светлана Ильина.

Вера Алексеевна Галанина
Вера Алексеевна Галанина

Она говорит о своей родственнице - Вере Алексеевна Галаниной, труженице тыла, которая не дожила до 75-летия Победы буквально несколько дней.

Год назад нам удалось побеседовать с бабушкой Верой и записать ее воспоминания о войне.

«В 1942 году я работала в Мытищах на военном заводе. Нас туда перебросили с патронного завода в Ульяновске, куда я устроилась в 1937 году. Одно из тяжелых воспоминаний о войне - было голодновато. Конечно, голодали мы не так, как в блокадном Ленинграде, но пришлось испытать и это...» - вспоминает Галанина.

Вера Алексеевна родилась в Нижегородской губернии в 1921 году. За год до ее рождения родители пешком по берегу Волги перебрались в Ульяновск - тогда еще Симбирск. Пригнал их в этот город тоже голод: в родном селе нечего было есть, а на патронном в Симбирске платили мукой и сахаром.

Кроме Веры, в родительской семье воспитывалось еще четверо младших детей, которых старшая сестра нянчила, пока взрослые работали.

«Я так и не выучилась грамоте: не до чтения и письма, работать ведь нужно было. Зато вырастила своих двух сыновей, прожила интересно, есть что вспомнить!» - этими словами год назад бабушка Вера закончила нашу беседу.

На фронте и в тылу

Давыд Васильевич Алёхин - прадед главного специалиста аппарата реготделения АЮР, председателя Совета молодых юристов Егора Ерошкина.

«У прадеда было девятеро детей, шесть из которых родились до войны, а трое - после. Когда начали наступать немцы, он с односельчанами погнал колхозное стадо за Волгу, чтобы уберечь его. Они сдали стадо и сразу после этого его призвали в армию», - поясняет Егор.

Давыд Васильевич служил миномётчиком, дошёл до Берлина, был ранен в ногу. Прошёл всю войну и после был демобилизован. Алёхин удостоен медали за боевые заслуги.

Прадед вспоминал несколько ярких эпизодов из военного времени. Как-то зимой в землянку, где жила супруга Алехина с детьми, зашел «фриц». На ногах поверх сапог у него были лапти из соломы: чтобы не замёрзнуть они приспосабливали всё под одежду. Жена Давыда Васильевича сразу схватила детей, так как он навёл на них ствол своего оружия. Он увидел, что на матери валенки и приказал их снять. Валенки были ему малы и их пришлось разрезать штыком чтобы надеть. Забрав обувь, немецкий солдат молча ушёл.

Еще один запомнившийся случай. Однажды летом сын Алехина играл у дороги (дело было в родном селе, захваченном немцами). По дороге проносились немецкие грузовики. Вдруг один из грузовиков остановился и из него вышел немецкий солдат. Он взял ребенка на руки, достал из кармана конфету и угостил его. Затем солдат отнёс его в землянку и отдал матери, сказав, что нельзя ему в это время у дороги играть.

После войны Давыд Васильевич управлял фермой. Он умер в конце зимы 1957 года.

«Мама моего дедушки - Александра Куликова - вместе со своим мужем Александром Куликовым (да, они были полными тёзками) работали железнодорожниками.Как они познакомились, дедушка не помнит. Во время войны отец деда работал в бригаде, которая обслуживала военный паровоз. Перевозили грузы и раненых. Люди по незнанию часто во время бомбёжек прятались под вагон, хотя делать этого было категорически нельзя, так как сделаны они были из дерева. Часто его мама видела, что вместо страха у людей во время бомбёжек начинался истерический смех. Это было очень страшно», - продолжает повествование о своих родственниках Егор Ерошкин.

«Помним о подвиге». Ульяновские юристы - о тех, кто завоевал Победу (часть 2)
«Помним о подвиге». Ульяновские юристы - о тех, кто завоевал Победу (часть 2)

На поезде прадед выезжал и за границу, к примеру, в Польшу. Это было после того, как советские войска остановили наступление немцев и начали контрнаступление. Мама деда заболела в тот момент тифом. После капитуляции Германии, началась война с Японией и их состав направили на Дальний Восток.

«У моей бабушки по маминой линии - Галины Ивановны Куликовой, в Великой Отечественной участвовали двоюродные братья Михаил Алексеевич и Семен Алексеевич Казаковы. Михаил прошёл всю войну, был ранен - потерял руку. Семен Алексеевич погиб. Двоюродная сестра Киселёва Екатерина Алексеевна служила медицинской сестрой», - делится воспоминаниями своих родственников Егор.

Дедушка со стороны отца рассказывал о том, что его папа Михаил Дмитриевич Ерошкин - также прошёл всю войну (после капитуляции Германии продолжил воевать в Японии), служил он в войсках связи, был ранен и удостоен медали «За Отвагу». Все мужчины по линии отца служили в войсках связи, в том числе и сам Егор Ерошкин.





Поделиться публикацией




Темы статьи